Морские сигналы: от флага до компАсных, 1906 г. Начало

Морские сигналы

Сигнализация, имеющая теперь такое большое значение на флоте, развивалась очень медленно. Трудно себе вообразить, как без нее мог бы быть управляем флот, как в гавани, где интересы тысяч людей связаны сигналами между судами и где многозначительные приказания главнокомандующего сообщаются выше упомянутым способом, так и в море, где каждый маневр исполняется по сигналу с флагманского судна. Интересно оглянуться назад на первые дни флота, проследить, как она началась, и как многие научные открытия, облегчившие сношения на земле, были утилизированы с той же целью на поверхности моря…

Очевидно, что первые сигналы осуществлялись посредством света и звука и так как расстояние более подчинено свету, чем звуку, то световая сигнализация в виде маяков из костров и факелов, должна была быть первая форма сношений на расстоянии. Звуковая сигнализация, не требовавшая сторожей для присмотра, привлекала к себе внимание при сношениях на небольших расстояниях.

Даже так рано, как в 1530 г. во флоте были найдены три формы сигнализации, и Алонзо де Чавез - испанский писатель того времени - передает их в следующем порядке: «Флаг, выстрел, стеньга». И вследствие этого явилось мнение, что «все можно знать: когда нападение, когда перемена галса или отступление или погоня; эти сигналы, будучи произведены, должны все напоминать и намекать, что нужно делать».

Ни в те дни, ни многими летами позже не было не только сигнальной книги, но и постоянного свода сигналов, который имел бы определенные значения для нескольких простых сигналов. Для того, чтобы сигналы были бы поняты, их значения излагались в «Боевых» или в «Морских инструкциях». Но так как сигналы, употреблявшиеся главнокомандующим, излагались и в последующих инструкциях в том же виде, то эти последние очень походили на их предшествующие.

Следуя далее за Чавезом, мы видим, что кроме «флага, выстрела и стеньги», были также употребляемы трубы. Этим инструментом давались сигналы в бою, указывающие строй флота. И мы знаем, что в нашем флоте в бою корабли шли друг от друга в расстоянии всего пол кабельтова (прим. 90-100 м), так что в небольшой эскадре труба была вполне действенным сигналом. Но сигналы для боя или, как их теперь называют, «боевые» не ограничивались трубой, так как они также могли быть сделаны флагом или стеньгой.

В английском флоте первый намек на сигналы мы находим в приказах по флоту сэра Томаса Одли около 1530 г., в котором извещалось и указывалось, что все корабли будут нести флаг на своих крюйс-стеньгах, а адмирал - на фок- и грот-мачтах, так что всякий по этим признакам может узнать его флот.

В 1545 г. было приказано каждому судну 1-го ранга нести флаг креста св. Георгия на фор-стеньге, 2-го ранга - на грот-стеньге и 3-го ранга - на крюйс-стеньге - все время, пока эти же флаги несут корабли, находящиеся на флангах. Эти различные флаги мы можем рассматривать как сигналы, хотя теперь мы едва ли причислим их к сигналам, тем более, что то были национальный или адмиральский флаги.

Крест святого Георгия

(откуда растут ноги у этого флага Англии)

Крест святого Георгия

В инструкциях сэра Уолтера Рэйли 1617 г. имеется заметка об огне, который был отличительным признаком адмиральского корабля: «Вы будете каждую ночь спускаться на корму адмиральского корабля и идти за его огнем». Это было известно Шекспиру, который говорит об этом в «Генрихе IV».

И вот пример консерватизма флота - этот фонарь и до сих пор является отличительным признаком адмиральского судна. Первый, подробно изложенный сигнал, мы находим также в инструкциях Рэйли: если появится судно и будет «большое и не одно», то корабль, заметивший это судно, спускает свою грот-брам-стеньгу и поднимает ее на каждый 100 тонн оцененного на глаз водоизмещения показавшегося корабля. Если появившееся судно мало, тот же сигнал повторяется с фор-брам-стеньгой, но если появится большое число кораблей, то «вы не только будете часто спускать свою грот-брам-стеньгу, но и поднимете ваш флаг на грот-мачте» и это же судно направляется в течение некоторого промежутка времени параллельно курсу видимого судна или судов.

Что же касается пушечных сигналов, то никто не осмеливается стрелять из орудий, если не было исключительных случаев, как например: открытие ночью неприятеля, пребывание в опасности так, чтобы все могли бы «в некоторых важных случаях иметь более верные сведения».

Если неприятель был в виду, то следовал один выстрел и, если думали, что этот выстрел не был слышен, то через четверть часа давали второй. Если судно вследствие течи было в опасности, то сигналом были 2 выстрела быстро один за другим, а если на судне был пожар, то делали три выстрела.

Когда адмирал повесит флаг на грот-вантах, вы будете знать, что флаг этот обозначает совет: тогда приезжайте на борт адмиральского судна

Имеется мало заметок о том, как часто должны были бы быть в те дни сообщения шлюпками между кораблями. Сообщения бывали не редко и являлись и некоторые другие случаи. Тогда корабли в сильное волнение имели между собой сообщение шлюпками. Эта гребля, требовавшая большого усилия, теперь очень редка и несколько лет тому назад один и провиантмейстеров в Госпорте, хорошо помнивший дни парусного флота и снабжение его провизией в Спитхеде, обратил мое внимание на упадок шлюпочного дела во флоте.

В 1625 г. последовало усовершенствование в «стрельбе» и других сигналах об опасности. Огни были присоединены к ночным пушечным сигналам - 2 огня при потере мачты или открытия течи и как можно больше огней, когда судно станет на мель («от которого отвернется Господь»).

Так как не было сигналов Taubedy(?), то в случае наступления плохой погоды каждое судно получало записку, в которой было указано, куда должно идти судно в случае разделения.

Науч.-лит. журн. Мор. кадетского корпуса «Компас», 1906 г.

Поделиться в: